Направления, необходимые для преодоления дисбалансов национальной экономики


Национальные проекты, запущенные в этом году правительством РФ, призваны изменить структуру российской экономики и вывести ее на новый уровень, прежде всего, за счет увеличения доли инвестиций в ВВП и развития инфраструктуры. Однако только этих двух направлений будет недостаточно для преодоления дисбалансов национальной экономики — необходимо развивать малый и средний бизнес, а также снижать долю государственного сектора, считают эксперты, опрошенные порталом «Будущее России. Национальные проекты», оператором которого является информационное агентство ТАСС.

Экономике нужен баланс

Президент России Владимир Путин в ходе прямой линии 20 июня заявил о том, что национальные проекты призваны поставить экономику страны на новые рельсы, изменить ее структуру и сделать более технологичной, чтобы увеличить производительность труда и поднять уровень жизни населения.

«Основная масса инициатив, зафиксированных в нацпроектах, направлена именно на инфраструктурное строительство. То есть, прежде всего, строительство дорог, железнодорожных магистралей. Я думаю, что будет развиваться инфраструктура при прочих равных по сравнению с тем, что происходит сейчас или происходило ранее. При этом у нас еще KPI — это увеличение доли инвестиций в структуре ВВП, что в принципе вяжется с логикой этих инфраструктурных проектов. Поэтому, я думаю, если говорить про изменение структуры экономики, то в первую очередь это более инвестиционный и инфраструктурный характер», — считает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

До 2025 года на реализацию национальных проектов планируется направить 25,7 трлн рублей, при этом около 70% этих средств пойдет на финансирование четырех направлений — демографической политики, экологии, строительства дорог и инфраструктурных проектов. В том числе из 13,2 трлн рублей бюджетных средств около 6 трлн рублей будет израсходовано на реализацию инфраструктурных проектов и проектов в области демографической политики.

«Нацпроекты подразумевают увеличение объема инвестиций. Около 60% трат по нацпроектам — это строительство. А, собственно говоря, увеличение объема инвестиций в структуре ВВП — основной инструмент, основной канал для ускорения экономического роста. В этом смысле мы увеличиваем долю инвестиций в ВВП для того, чтобы генерировать экономический рост. Это и есть структурная трансформация», — добавляет главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

Кроме того, нацпроекты должны сбалансировать рост различных отраслей российской экономики. Сегодня ее сектора имеют весьма различное влияние на экономический рост — их удельный вес в произведенном ВВП отличается. Так, по данным института «Центр развития» НИУ ВШЭ, за прошедшие пять лет (с первого квартала 2014 года по первый квартал 2019 года) основными двигателями роста российской экономики были: добыча полезных ископаемых, государственное управление и транспортный сектор. Эти отрасли добавили к приросту ВВП около 2,7 процентного пункта (п.п.). Еще 1 п.п. в совокупности добавили обрабатывающая промышленность и финансы. «Однако падающая торговля внесла отрицательный вклад в размере минус 1,6 п.п., что вывело итоговый результат за пятилетку на 2% прироста экономики в целом», — говорится в исследовании института.

«Изменения структуры экономики, которые могут способствовать более сбалансированному росту российской экономики в долгосрочном периоде, — это, во-первых, смещение баланса между добывающей и обрабатывающей, в том числе высокотехнологичной, промышленностью в пользу последней. В целом эти идеи закладывались в фундамент национальных проектов — в них в том числе есть блок мер по повышению производительности труда, поддержке несырьевого экспорта», — поясняет главный экономист по России и СНГ ИК «Ренессанс Капитал» Софья Донец.

Большая роль малого бизнеса

Инфраструктурные госинвестиции необходимы, но недостаточны для преодоления структурных дисбалансов российской экономики, полагают эксперты. К таким дисбалансам, по мнению главного экономиста по России и СНГ банка ING Дмитрия Долгина, относятся недостаточные стимулы для активности в частном секторе, а также низкая доля малого и среднего бизнеса в выпуске и структуре занятости.

«Для того чтобы от новой инфраструктуры был синергетический эффект, в ее строительстве должен участвовать широкий круг подрядчиков, и круг ее конечных пользователей также должен быть широким, — комментирует Долгин. — Для этого нужны институциональные меры, значимые для частных малых и средних предприятий: снижение административных барьеров ведения бизнеса, повышение прозрачности судебной системы и предсказуемости налоговой среды, развитие финансовой инфраструктуры, ориентированной на некрупных игроков, снижение роли государства в качестве работодателя в пользу более высокопроизводительных секторов, приватизация непрофильных госактивов».

По итогам реализации нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» планируется, что будут достигнуты три целевых показателя. Во-первых, численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей, должна возрасти с 19,2 млн человек в 2018 году до 25 млн человек в 2024 году. Во-вторых, доля малого и среднего бизнеса в ВВП страны должна вырасти с 22,3% в 2017 году до 32,5% в 2024 году. И, в-третьих, доля экспорта субъектов малого и среднего предпринимательства в общем объеме несырьевого экспорта должна увеличиться с 8,6% в 2017 году до 10% в 2024 году.

Нацпроект по поддержке малого и среднего предпринимательства является дальнейшим развитием одноименного приоритетного проекта, который реализовывался с 2016 года. По словам первого вице-премьера, министра финансов РФ Антона Силуанова, объем выручки малых предприятий в России за последний год вырос на 25%. А сокращение числа МСП связано с тем, что ряд этих предприятий переходит в разряд более крупных, отмечал Силуанов.

По мнению ведущего аналитика «Открытия Брокер» Андрея Кочеткова, национальные проекты должны передавать инициативу и контроль частному бизнесу и обществу, а административные барьеры, мешающие бизнесу, необходимо устранять. Кроме того, необходимо снижать налоговое бремя, которое является основным тормозом развития малого и среднего предпринимательства, считает Кочетков. При этом одним из наиболее проблемных структурных моментов российской экономики является небольшая доля частного бизнеса, уверен эксперт.

«Без ее увеличения проекты будут лишь расширять присутствие государства в областях, где требуется повышенная предпринимательская подвижность, а не постоянный рост государственных расходов», — добавляет он.

Доля государства

Помимо развития инфраструктуры и увеличения доли инвестиций в ВВП благоприятным было бы снижение доли государства в структуре экономики, полагают эксперты. В апреле Федеральная антимонопольная служба (ФАС) сообщала, что доля государства в экономике РФ превышает 50%, что затрудняет развитие конкуренции. При этом совокупная доля госкорпораций в ВВП страны, по различным оценкам, составляет всего 7-10%.

По мнению Донец из ИК «Ренессанс Капитал», идею снижения доли государства в экономике сложно заложить в национальные проекты, ведь они, наоборот, подразумевают активизацию государственного перераспределения и финансирования. «Для каких-то направлений участие государства более естественно и, соответственно, может дать более устойчивый и предсказуемый результат», — говорит Донец.

Так, например, в сфере демографии, экологии, медицины, образовании и инфраструктуры эффективность будет измеряться не в терминах рыночной окупаемости, а в терминах социальных — повышение качества жизни и удовлетворенности населения, поясняет Донец. «В областях, подразумевающих дополнительное вмешательство в целом в рыночные процессы, включая в том числе ту же поддержку технологий и несырьевого экспорта, надо будет пройти по тонкой грани, когда поддержка одних не провоцирует ухудшение условий для других игроков или секторов. То есть не навредить в попытках помочь», — считает экономист.

Примерно половина всего финансирования нацпроектов запланирована за счет средств федерального бюджета (13,2 трлн рублей), 30% — из внебюджетных источников (7,5 трлн рублей) и 20% — из региональных бюджетов (5 трлн рублей).

«Поскольку проекты в основном государственные или квазигосударственные, то ни о каком увеличении доли частных инвестиций или частного сектора с их помощью говорить не приходится. Как раз наоборот — в отсутствие частного спроса, в отсутствие частных инициатив государство вынуждено формировать эти нацпроекты», — добавляет Мурашов из Райффайзенбанка.

Тем не менее иностранные инвесторы все же проявляют интерес к российским нацпроектам. Так, в ходе прошедшего в июне Петербургского международного экономического форума состоялся рабочий обед президента РФ Владимира Путина с членами международного экспертного совета Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и представителями международного инвестиционного сообщества. На этой встрече были представлены инвестиционные фонды из примерно 20 стран, в том числе Германии, Франции, Японии, Китая, Южной Кореи, Индии, Италии, ОАЭ и Саудовской Аравии.

Как заявлял глава РФПИ Кирилл Дмитриев, встреча президента с инвесторами, которые управляют капиталом $15 трлн, была крайне успешной. Интерес иностранных инвесторов к нацпроектам подтвердил и помощник президента Андрей Белоусов. По его словам, все инвесторы, участвовавшие во встрече, выразили желание вкладывать средства в национальные проекты, прежде всего — в инфраструктуру, здравоохранение, экологию и цифровую экономику. По подсчетам РФПИ, до 30% госсредств в национальных проектах, особенно инфраструктурных, можно заместить частными.

Источник

Дата публикации: 30.08.2019